30 Мар

Бродячие псы одичавшие и дикие





Бродячие псы одичавшие и дикие

Очень часто в охотничьей среде можно услышать споры о необходимости санитарных отстрелов бродячих собак. Одни убеждены в том, что это святая обязанность охотников, другие отшучиваются: мол, «птичку жалко», и собака же — друг человека. В этой статье я позволю себе высказать свои мысли на тему — стрелять или не стрелять в бродячих собак.

Для начала поговорим об истоках проблемы бродячих и одичавших собак: откуда они берутся, как живут, и почему ущерб от них для человека, на мой взгляд, превосходит вред от других хищных животных.

Бродячие собаки делятся на одичавших и диких. Начинается все достаточно банально: в теплое время года многие горожане живут или часто посещают дачные участки. Чтобы скрасить свой досуг и, как говорится, порадовать глаз, дачники заводят собачку.

Летом человек и собака живут душа в душу, а с наступлением холодов становится понятно, что животное некуда деть. Вот и остается песик бедовать на дачном массиве. Вначале он голодает, но постепенно инстинкт самосохранения заставляет его рыскать в поисках пищи. Встретившись с такими же, как он, друзьями по несчастью, будучи очень социальными животными, псы объединяются в стаи — понимая, что стайно выжить легче, поскольку сообща добывать еду получается более эффективно.

На первых порах собаки просто рыскают по мусорным свалкам и окраинам сел, собирая всяческие отходы. На этой стадии для человека от них — кроме того, что бродячие собаки являются переносчиками всяких опасных болезней, начиная от разнообразных форм гельминтоза и заканчивая бешенством, — пока еще никакой агрессивной угрозы не исходит. Собаки не боятся человека, подпускают к себе, а иногда подходят и сами в надежде получить съедобный гостинец. С наступлением холодов пищу становится добывать все труднее, и стая понемногу начинает промышлять охотой. К весне они уже уверенно начинают собирать куропаток, зайчат, атаковать косуль, отбивать от стада диких поросят. Пережив зиму, безобидные собачки становятся одичавшими псами.

Жесткий отбор в виде голода, холодов, драк в стае и отстрела охотниками за несколько месяцев оставляет в стае самых выносливых, хитрых и агрессивных псов. Так с легкой руки бросивших своих питомцев людей формируется неестественный для природы вид животных, занимающий нишу между дикими животными и домашними.

Это — один из возможных сценариев, события могут развиваться и иначе, но итог всегда одинаков; рождается особый подвид животных урбанизированной природы — они хитры, наглы, дерзки, имеют чрезвычайно высокую приспосабливаемость к выживанию в условиях дикой природы и устойчивость к болезням.

Щенки, рожденные в таких стаях, будут уже полноценно дикими псами. Для них, как и для собак, одичавших и переживших зиму, самостоятельно добывая себе пропитание, восстановить связь «человек-собака» уже невозможно. А поскольку единственным и естественным врагом у дикой собаки может быть только волк (замечено, что если территорию контролирует стая волков, то дикие псы этих мест избегают), то человек остается единственным, кто способен исправить эту ситуацию в естественной природной среде. Должно быть лишь четкое понимание этой проблемы, ведь многие охотники, прекрасно зная в теории, какой вред наносят природе и охотничьему хозяйству одичавшие псы, все же не хотят разрушать утверждение «собака — друг человека» и попытаться остановить эту беду. Впрочем, достаточно только раз увидеть, что собой представляют одичавшие псы, и этот образ «друга» меняется кардинально.





Вспоминается один случай. Охотясь на внутренних водоемах по утке и зайдя в поисках птицы на одно из озер, расположенное     вблизи полевой дороги, соединяющей два села, мы услышали истерические крики. Выйдя из осоки,  заметили на дороге пожилую женщину, отмахивающуюся сумкой от трех собак. Пока один пес отвлекал внимание на себя, два других атаковали сзади, нанося укус за укусом. Мы быстро побежали на помощь, на ходу меняя заряды в ружьях на более крупную дробь. Псы, увидев нас, обратились в бегство — остановить удалось только одного. Пока оказывали женщине первую помощь, обрабатывая укусы, она рассказала, что собаки напали без предупреждения — молча, без лая, они поднялись из придорожной травы, обступили ее кольцом и начали набрасываться.

Этот и другие примеры нападения собак на человека лишний раз подчеркивают, что у неестественного для природы промежуточного вида одичавших и диких псов совершенно отсутствует понимание своего места в пищевой цепи. И если у того же волка человек не входит в рацион питания, вследствие чего волк избегает встреч с человеком и специально почти никогда не нападает, то у диких псов такие «понятия» попросту отсутствуют.

Для дикой фауны бродячие псы также ничего хорошего не несут. Истребительный характер собачьих охот наносит непоправимый вред охотничьему хозяйству. Стаи собак, охотясь без разбора, уничтожают все, что могут одолеть, и оставляют после себя, образно говоря, пустыню.

Это была одна из загонных охот на кабана. Проводилась она без помощи собак. Во время одного из загонов, стоя на стрелковом «номере», я услышал у себя за спиной — со стороны, противоположной загону, — собачий лай. Собак было несколько, лай приближался. Характер лая точь-в точь напоминал лай охотничьих собак, когда они загоняют дичь. Зная о том, что наш коллектив охотится в этот день без собак, а также, что в этом районе леса наш коллектив сегодня — единственный, я немного удивился и повернулся лицом в сторону, откуда доносился лай. Через несколько минут я заметил четырех псов, которые гнали косулю. Внешне они не были похожи на собак охотничьих пород — обычные дворняги разного размера. Две с лаем прижимали косулю с боков, третья подгоняла ее сзади, а четвертый пес, самый крупный, забегая немного наперед, готовился сделать бросок. Косуля, заметив меня, повернула и побежала прямо в мою сторону — решив, наверное, что это ее единственный шанс на спасение. Я выцелил самого крупного пса и выжал спусковой крючок, еще одного удалось поймать в прицел между деревьями. Две оставшиеся собаки разбежались. После окончания загона подошедший егерь рассказал, что эти дикие собаки уже какое-то время режут у него косуль — даже загоны на них делали, но безрезультатно.

Бродячие псы одичавшие и дикие

Можно в качестве примера вспомнить еще один случай, повторяющийся на протяжении нескольких лет на моих глазах.

В течение нескольких сезонов я очень удачно охотился на зайца в районе одного дачного массива. Охрана там держала породистых собак и очень строго относилась к прибивающимся к ним дворнягам — чтобы избежать заражения болезнями и скрещивания. Когда же однажды на дачах позволили приютиться бродячим собакам, жившим на подножном корму, окрестности всего лишь за год опустели — косули и кабаны перестали держаться в близлежащем лесном массиве, а от зайцев остались только кучки пуха на озимых и в лесу. И лишь когда во время охотничьего сезона все одичавшие псы были отстреляны, численность зайца потихоньку начала восстанавливаться, а в лесу снова появились кабаны с косулями.

Хотелось бы отметить еще один момент, доказывающий неестественность такого вида, как одичавшие собаки, для нашей природы. Неоднократно доводилось наблюдать, как собаки охотятся на зайца — они полукольцом плотно прочесывают поля и заросли, поднимают с лежки зайца, берут его в круг и практически всегда ловят. Дело в том, что подобные охоты собаки устраивают днем, когда косой отдыхает на лежке и близко подпускает к себе — это дает собакам великолепные шансы накоротке зажать его в своем «мешке». Та же лиса — естественный враг зайца — охотится на него в сумерках и ночью, когда заяц находится в движении, и инстинкт не заставляет его подпускать хищника к себе в упор в надежде отсидеться.

Чтобы не допускать подобных случаев, егерскими службами и другими ответственными лицами, на мой взгляд, среди охотников должна проводиться разъяснительная работа — на тему освещения личной ответственности каждого охотника в вопросах борьбы с дикими собаками, а также работа по укреплению психологического настроя в готовности выстрелить в бродячего пса. Каждый охотник просто обязан понимать, что дикая собака и собака домашняя — это абсолютно разные животные, и в настоящее время единственным регулирующим фактором в спасении фауны от диких псов является только охотник. Как минимум раз в год нелишним будет вместо доходной охоты — например, облавы на диких кабанов, — провести рейд по отстрелу бродячих собак. Также стоит всячески поощрять и действия индивидуальных охотников, которые параллельно со своими охотами проводят подобные отстрелы.

Каждый охотник, в свою очередь, может по мере сил — не дожидаясь, когда там начнет действовать егерская служба, — собственноручно отстреливать бродячих собак во избежание развития негативных последствий от их действий. Руководством, предусматривающим отстрел бродячих собак в охотничьих угодьях, является Статья 33 Закона Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте», который не имеет ничего общего с Законом Украины «О защите животных от жестокого обращения», запрещающим отстрел бездомных собак в населенных пунктах. Поэтому с юридической точки зрения охотник, отстрелявший в охотничьих угодьях собаку без ошейника, будет полностью прав. Конечно же, к подобным отстрелам,  как и к любому делу, следует подходить обдуманно и   взвешенно. Заметив одиночное животное, бегущее по полевой дороге общего назначения, не стоит сразу же отстреливать его — тем более, если собака бежит вдоль дороги, не сворачивая, а при виде вас не проявляет агрессии или страха либо вообще не обращает на вас внимания. В подобном случае перед вами, скорее всего, обычный сельский пес, «ходивший на свидание» в соседнюю деревню — честный дворовой трудяга, сорвавшийся с привязи, нагулявшийся всласть и возвращающийся домой. Другое дело, если собака вас облаивает или убегает, поджав хвост; это верный признак того, что собака — дикая. Так же обстоят дела и со следовой активностью. Обнаруженный на полевой дороге одиночный собачий след — это еще не повод организовывать облавы или устраивать засады; однако при наличии множественных собачьих следов уже нужно обращать внимание на дополнительные признаки, свидетельствующие, что на территории появились дикие собаки. Так, например, большое количество собачьих следов около пуха разорванного зайца, перьев птиц или обглоданных костей будет стопроцентным сигналом. В таком случае можно, выбрав место, устроить засаду. Дикие собаки, обходя территорию в поисках пищи, как правило, пользуются для переходов полевыми и лесными дорогами. В утренние часы можно организовать засаду на одной из таких дорог и, если сидеть неподвижно, а ветер не будет закручивать запах охотника в разные стороны, то собаки часто подходят прямо вплотную.

Бродячие псы одичавшие и дикие

Если замечено место, где псы вырыли норы для выведения потомства, то в таких местах можно провести охоту, используя манки — например, «крик раненого зайца» или «писк косули».

Мне лично, проводя индивидуальные охоты с манком, не раз удавалось подманить и частично отстрелять стаю диких собак. Во всех случаях собаки приближались на звук манка, растянувшись цепью или полукольцом и прочесывая местность в поисках источника звука.

О самом отстреле можно сказать очень коротко. Как правило, структурно стая бродячих собак представляет собой группу из доминантной самки с ее выводком и примкнувших к ней других бродячих собак, чье положение в стае зависит от их собственной силы и хитрости. В отличие от волков, состав стаи бродячих собак может меняться: кто-то может уходить из нее, а кто-то может приходить, пополняя ее состав, если его примут остальные. Поэтому при отстрелах очень важно выделить альфа-самку и доминантных самцов. Отстреляв «альфа-собак», можно с полной уверенностью утверждать, что стая распадется на части, которые будут полностью деморализованы, вследствие чего их легче будет выследить и уничтожить.

Идеальным оружием для проведения отстрелов будет нарезное или гладкоствольное полуавтоматическое, а также гладкоствольные ружья с помповой системой перезаряжания. Патроны для гладкоствольного оружия должны быть снаряжены дробью №0000, полукартечью или картечью диаметром 5,5-6,5 мм. В этом случае энергии даже одной картечины будет достаточно для того, чтобы остановить собаку крупного размера, а количество картечин в заряде сможет обеспечить необходимые площадь поражения и плотность осыпи. Само собой, имеет смысл применять для стрельбы дробь и картечь, согласованные с дульным сужением конкретного ствола.

Подводя итог, хочу еще раз обратиться ко всем охотникам: качество нашей охоты напрямую зависит от собственного понимания личной ответственности за охрану природы — в том числе и от одичавших собак, являющихся «чумой» для охотничьих угодий. Стрелять или не стрелять — решать, конечно, вам. Но если не мы, то кто же?

Бродячие псы одичавшие и дикие

Not found

Comments are closed.